fbpx

Интервью журналу «Дом культуры», февраль 2019 г.

Ольга Шагина: «Искусство не сводится к какому-то знаку, а зритель не обязан разгадать, что в этом знаке зашифровано». 

25 лет назад она бродила по кухне строгановской общаги  в драных джинсах, с сигаретой в длинном мундштуке, и варила в джезве крепчайший кофе, готовясь к своей первой выставке. От кофе у меня колотилось сердце и кружилась голова. А, может, и не от кофе вовсе…

Сейчас мы сидим с Ольгой в ее мастерской на Садовнической и вспоминаем ту встречу, самую первую.

 Слушай, а как ты вообще попала в это общежитие? Ты же москвичка.

 А я не в самом общежитии жила, а на крыше.

Вообще-то я помню это общежитие, у него крыша покатая…

 Не везде. Над слуховыми окошками плоская, площадки такие метр в ширину и два в длину. Над каждым окошком получается койко-место.

Как-то утром просыпаюсь, а у меня прямо перед носом ворона сидит, смотрит на меня… Она мне «кар-р», я ей «привет». Несколько раз так было, и почему-то я уверена, что это одна и та же ворона каждый раз прилетала.

А что было потом?

 Потом у меня купили пару картин, появились деньги. Взяла лист ватмана, широкую кисть, и написала огромное объявление, размером с театральную афишу: «СНИМУ КВАРТИРУ!»  Пока я его клеила на афишную тумбу, ко мне подошла женщина и  предложила вариант, который меня устроил.

 Помнишь свой первый рисунок?

У меня интерес к рисованию довольно поздно проснулся. Помню, как на уроке рисования в школе нам нужно было нарисовать с натуры чучело зайца. Мой заяц получился самым некрасивым, и мне влепили за него тройку. Тогда я решила, что рисование — это совершенно не мое.

А когда ты ощутила себя художником?

Когда мне было 10 лет, я начала ходить в студию скульптуры, там впервые взяла в руки глину и пришла в восторг от возможностей этого материала. Очень хотела стать скульптором. Чуть позже увлеклась реставрацией и поступила в Строгановку на отделение реставрации монументальной живописи. Уже курсе на втором начала ставить себе не столько учебные, сколько творческие задачи. Какой из этих моментов следует считать точкой отсчета? Я не знаю. Вероятно, тот момент, когда я впервые сбежала с занятий в институте, потому что дома меня ждал загрунтованный холст. Было начало зимы, темнело довольно рано, а мне было важно застать дневной свет.

От чего отталкиваешься, начиная новую картину: музыка, цвет, настроение, воспоминания?

В запасе всегда есть какие-то нереализованные идеи. Обычно когда пишешь картину, то приходится отказываться от очень многих интересных возможностей. Понимаешь, например, что вот к этому сочетанию элементов можно добавить еще один. Или наоборот, что-то убрать. Но это будет уже совсем другая картина.

Эти нереализованные идеи не забываются, они просто ждут своего часа. И когда я начинаю новую картину, то прислушиваюсь к себе; спрашиваю себя, какая из них сейчас мне наиболее созвучна.

Как ты относишься к творчеству других художников, сравниваешь ли себя с кем-то? Кто наиболее близок? Я знаю, что некоторые художники даже коллекционируют работы своих друзей, покупают или обмениваются. И в итоге собирают неплохие коллекции.

Нет, ни с кем себя не сравниваю. Знаешь, каждый художник в глубине души уверен, что он лучший или даже единственный. Я не исключение. Но это, конечно, не мешает мне с уважением относиться к работам других художников. Коллекционировать кого-то потребности нет, но если предположить, чисто теоретически, что у меня есть вагон денег… Наверное, покупала бы Моне, Ван Гога.

Малевича, Кандинского?

Вряд ли. Я их не понимаю.

Как же так? Теоретически художники абстракционисты должны быть тебе ближе.

Это примерно как человек может знать русский язык, французский и китайский. А болгарского не знать, хоть он и ближе к русскому, чем французский с китайским.

Вообще чтобы настроиться на чью-то чужую систему координат, всегда нужно определенное усилие. Это снаружи кажется, что все художники абстракционисты очень похожи — квадраты, линии, кляксы… На самом деле мы все очень разные.

Есть ли пределы абстракции? Если мы стремимся выразить свою мысль наиболее абстрактно и лаконично, то в итоге мы снова придем с черному квадрату?

Я не стремлюсь выразить мысль наиболее абстрактно. Я стремлюсь выразить ее наиболее точно. Мои работы непростые в плане цвета, текстуры — мне нравится сложность и многогранность, я не люблю, когда искусство сводится к какому-то знаку, а зрителю предлагается разгадать, что в этом знаке зашифровано. Я даже слышала от галеристов: «Оля, пиши проще, лаконичнее. Будешь в тренде, тебя легче будет продавать». Но абстрактное искусство изначально очень элитарное, сложное для восприятия, требующее от зрителя либо высокой чувствительности, либо определенной подготовки. И зачем адаптировать его для кого-то, делать его массовым? Простого и понятного искусства вокруг очень много. Иногда даже кажется, что его слишком много.

Что есть вдохновение?

Я не знаю, что такое вдохновение, потому что работать мне хочется всегда. Просто иногда какие-то житейские дела отвлекают. Возможно, вдохновение — это когда желание взяться за кисть становится невыносимым.

Считаешь ли ты, что в искусстве форма важнее содержания?

Я считаю, что талантливая форма притягивает к себе содержание, или даже формирует его. Вообще деление на форму и содержание мне не нравится. Есть произведение искусства, зачем его расковыривать на две отдельные части и тем более противопоставлять их друг другу? Вот в хорошей музыке, например, далеко не всегда содержание можно выразить словами* наверное, должен быть пример, подумаю, какой именно*. Но кто скажет, что его там нет? Или когда мы на красивое здание смотрим, мы же не спрашиваем: «о чем этот портик? А вон тот круглый боковой эркер — он о чем?»

Есть ли кто-то, чьим мнением ты дорожишь? Если да, то в какой мере?

А смысл ориентироваться на чужое мнение? Каждый из нас проходит какие-то этапы своего развития. У этого процесса существует свой тайминг, своя внутренняя логика. Нельзя перепрыгнуть через этап, его нужно именно пройти, прожить. Вот взять, к примеру, гусеницу, которая превращается в куколку, а потом в бабочку. И сказать ей: слушай, ты превратилась в такую некрасивую куколку, давай, превращайся побыстрее в кого-то еще. Ну глупость же, да?

На самом деле это совершенно отдельный талант — сказать художнику такие слова, которые помогут ему развиваться. Не из позиции «будь таким, каким я хочу тебя видеть» и тем более не из позиции «будь таким, чтобы твои картины было легко продавать», чем грешат некоторые галеристы. А из позиции «если ты хочешь взойти на эту гору, то обрати внимание, что на этом отрезке пути возможен сход лавины, здесь камнепады, а здесь трещины». Такие слова может сказать старший товарищ, который сам прошел тот же путь или какой-то очень похожий. Конечно, если бы нашелся такой человек, то его мнением я бы очень дорожила.

Легко ли пережить чужой успех? Порой чей-то успех переживаешь легко, а чей-то нет. И почему так, никто не знает.

Если честно, мне просто некогда следить за чужими успехами. Но если бы у меня вдруг нашлось на это время, то я, конечно, позавидовала бы.

В последнее время ты не так часто выставляешься,  но недавно в ЦДХ прошла твоя персональная выставка. Решила, наконец, побаловать своего зрителя?

Знаешь, это как в жизни: иногда хочется общения с людьми, но порой нужно побыть одной. Сейчас появились новые работы, гораздо более сложные по цвету и по текстуре. И мне не хочется, чтобы зритель оценивал их по фото в интернете. Я считаю, что их обязательно нужно смотреть в оригинале, потому что фотография в полной мере не передает ни текстуры, ни тонкой цветовой нюансировки. Так что сейчас буду чаще устраивать выставки.

И когда планируешь следующую?

Возможно, уже весной.

Наша справка

Ольга Шагина — член Московского Союза художников, лауреат конкурса «Золотая Кисть». Ее картины находятся в коллекциях Государственного Русского музея, Государственного Литературного музея, корпоративных и частных коллекциях России, США, стран Западной Европы. На конец 2018 года было проведено 12 персональных выставок.